Страница 2 из 4«1234»
ФОРУМ КЛАНА COMRADES » Форум клана » Не официально » Солдатские истории (Реальные факты из истории Второй мировой войны)
Солдатские истории
PrideДата: Вторник, 14.02.2012, 20:31 | Сообщение # 16
Командующий
Группа: Администраторы
Сообщений: 1074
Награды: 4  +
Репутация: 21  ±
Статус: Offline
23 января 1945 г. 8-я гвардейская армия частью своих сил завершила окружение крупной группировки противника, оборонявшей Познань. В результате многодневных упорных боев в городе войска армии к 15 февраля вышли на всех направлениях к крепости «Цитадела», в которой сосредоточились остатки окруженной группировки противника.
74-я гвардейская стрелковая дивизия, наступавшая в первом эшелоне армии, в ходе боев овладела несколькими кварталами в г. Познань и к этому же времени вышла на ближние подступы к главному форту крепости.
Командующий армией возложил на части дивизии задачу по овладению этим фортом в период общего штурма крепости, который намечался на 18 февраля после двухчасовой артиллерийской подготовки.
Крепость «Цитадела» располагалась на северо-восточной окраине г. Познань и представляла собой совокупность ряда фортов и других долговременных сооружений, обнесенных земляным валом высотою до 20 м. Земляной вал непосредственно примыкал к рву шириною в 12 м и глубиною в 8 м. Стены этого рва были выложены камнем, причем внутренняя его стена имела до 3,5 м толщины и являлась одновременно стеной подземных сооружений крепости. В этой стене имелись два ряда амбразур и бойниц, из которых ружейным и пулеметным огнем простреливалось дно рва и верхний обрез его внешней стены. Во внешней стене рва были размещены подземные постройки, приспособленные под складские и другие подсобные помещения крепости. В южной части крепости «Цитадела» размещался главный ее форт, имевший форму пятиугольника, вытянутого с запада на восток. Главный форт состоял из трех зданий в 3—4 этажа каждое. Два из этих зданий располагались вдоль крепостного рва, и их внешние стены являлись продолжением внутренних стен крепостного рва. В этих стенах также имелись амбразуры и бойницы. Третье здание находилось внутри форта; его правое и левое крылья, обращенные на юг, почти вплотную подходили к зданиям, расположенным у крепостного рва, и соединялись с ними крепостной стеной.
По углам форта размещались крепостные башни, имевшие такое расположение бойниц и амбразур, которое позволяло простреливать крепостной ров на всем его протяжении. В южной башне находился главный вход в форт со стороны города. Внутри все наземные сооружения форта были разделены каменными стенами на отдельные камеры, которые имели железные двери с бойницами, выходившими во внутренние коридоры зданий.
В целях обеспечения маневренности гарнизонов все крепостные сооружения соединялись между собою подземными ходами, которые изолировались со стороны подвалов железными дверями, имевшими бойницы. В форту к моменту окружения крепости нашими войсками сосредоточилось свыше 6000 солдат и офицеров противника во главе с начальником южного сектора обороны генерал-майором Маттерн.
Ближайшие подступы к форту, особенно со стороны центрального входа, также были сильно укреплены противником. Городские здания в прилегающих к крепости кварталах были превращены противником в опорные пункты. Окна подвалов этих зданий, выходившие на улицы, были переоборудованы и использованы как пулеметные гнезда, а окна на вторых и третьих этажах зданий заделаны мешками с песком. В окнах были. оставлены только бойницы для снайперов и автоматчиков. Верхние этажи и чердачные помещения зданий использовались противником для размещения в них минометов и истребителей танков, вооруженных фаустпатронами.
Система огня в опорных пунктах была построена на принципе взаимодействия огня станковых и ручных пулеметов, значительная часть которых была приспособлена для ведения флангового и кинжального огня.
Между главным фортом и городскими кварталами на протяжении 50—70 м имелись лесные посадки, прикрывавшие подступы к крепостному рву.
Вдоль железнодорожной линии, проходившей с запада на восток по южной опушке лесных посадок, противником дополнительно был построен ряд пулеметных площадок, имевших ходы сообщения полного профиля, выведенные в глубь лесных посадок. Пулеметные площадки и ходы сообщения имели железобетонные козырьки, прикрывавшие пулеметные расчеты от поражения осколками...


 
Награды: 4
PrideДата: Вторник, 14.02.2012, 20:32 | Сообщение # 17
Командующий
Группа: Администраторы
Сообщений: 1074
Награды: 4  +
Репутация: 21  ±
Статус: Offline
В ходе предыдущих боев было установлено, что ближние подступы к форту защищал сводный отряд войск СС численностью до 300 человек, имевший на вооружении до 200 крупнокалиберных пулеметов и большое количество фаустпатронов. Вследствие того, что противник располагал небольшим количеством артиллерии, она вся была сосредоточена внутри крепости. Командир 74-й гвардейской стрелковой дивизии, получив задачу овладеть главным фортом крепости, решил атаковать его одновременно двумя стрелковыми полками, имея на направлении главного удара, на левом фланге, 236-й гвардейский стрелковый полк. Полк должен был атаковать и уничтожить опорные пункты противника в кварталах 85 и 86, в дальнейшем ворваться в главный форт и овладеть его юго-западной частью. 226-й гвардейский стрелковый полк, насту, пая вдоль западного берега р. Варта, должен был атаковать форт с юго-востока. Слева на крепость наступала 82-я гвардейская стрелковая дивизия. В ночь на 17 февраля 236-й гвардейский стрелковый полк сменил подразделения 240-го гвардейского стрелкового полка, выведенного в резерв командующего армией, и занял оборону в зданиях, расположенных в южной части квартала 85, имея второй батальон во втором эшелоне.
Командир полка, учитывая характер обороны противника на ближних подступах к форту, принял решение произвести штурм двумя штурмовыми отрядами в составе усиленного стрелкового батальона каждый, имея боевой порядок в два эшелона.
На период наступления распоряжением командира дивизии полку придавались следующие части и подразделения усиления: одна батарея 189-й пушечно-артиллерийской бригады, две 152-мм самоходно-артиллерийские установки 304-го гвардейского танко-cамоходного полка, три огнеметных танка (Т-34) 516-го огнеметного танкового полка, 7-й саперный батальон 2-й штурмовой инженерно-саперной бригады и рота 19-го отдельного минометного батальона.
Кроме того, наступление полка должны были поддерживать две батареи 203-мм орудий 122-й гаубичной артиллерийской бригады, 157-й гвардейский артиллерийский полк (без одной батареи) и одна батарея 189-й пушечно-артиллерийской бригады.
В соответствии с решением команДира полка были сформированы два штурмовых отряда в составе, указанном в таблице.
Кроме указанного вооружения, у личного состава штурмовых групп имелось:
— у каждого стрелка и автоматчика — 2—4 ручные противопехотные и противотанковые гранаты;
— у каждого сапера — 2—3 заряда ВВ весом от 0,5 до 2 кг,
— на каждое отделение химиков—по 12—15 шашек М-1;
— в каждом огнеметном расчете — по одному дополнительному заряду на каждый ранцевый огнемет и по 1—2 зажигательные бутылки.
В каждом штурмовом отряде в свою очередь было создано по три штурмовых группы в составе стрелковой роты, усиленной 1—2 станковыми пулеметами, отделениями автоматчиков, саперов и химиков. Кроме того, каждой штурмовой группе придавалась одна самоходно-артиллерийская установка или огнеметный танк и 1—2 орудия калибра 45—76 мм.
В каждой штурмовой группе были созданы 2—4 группы захвата в составе 8—10 стрелков и автоматчиков, 1—2 саперов, 1—2 химиков и 1—2 огнеметчиков с ранцевыми огнеметами.
Формирование штурмовых отрядов и групп было окончено к 12 часам 17 февраля. Офицерами штаба дивизии совместно с командиром полка к этому времени был разработан подробный план боя как на период ликвидации опорных пунктов противника на подступах к форту, так и при проведении штурма. Согласно этому плану штурмовой отряд № 1 по окончании артиллерийской подготовки должен был последовательно захватить укрепленные противником здания, блокировать остатки его гарнизонов, укрывающихся в подвалах этих зданий, и, не задерживаясь для их ликвидации, продолжать движение, выйти к крепостному рву в районе железнодорожного моста, преодолеть его и, овладев южной башней, в последующем захватить крепостные сооружения в юго-западной части форта.
Штурмовой отряд № 2, действуя во втором эшелоне, должен был уничтожать блокированные первым штурмовым отрядом гарнизоны противника в захваченных зданиях и закрепляться в них. Кроме этого, на штурмовой отряд № 2 возлагалась задача по захвату соседних зданий, огонь из которых мог помешать успешному продвижению вперед подразделений штурмового отряда № 1. Штурмовой отряд № 2, выйдя к крепостному рву, должен был преодолеть его и вести бой за овладение крепостными сооружениями.
Боевой порядок штурмовых отрядов должен был строиться следующим образом. Впереди должны были двигаться два танка в линию, а за ними две штурмовые группы, имея в центре одно—два 203-мм орудия и взвод противотанковых орудий. На флангах штурмовых групп первого эшелона должны были находиться по одному 76-мм орудию, огнеметчики с ранцевыми огнеметами и 1—2 станковых пулемета. На удалении 100—150 м от танков должны были продвигаться самоходно-артиллерийские установки и третья штурмовая группа...


 
Награды: 4
PrideДата: Вторник, 14.02.2012, 20:33 | Сообщение # 18
Командующий
Группа: Администраторы
Сообщений: 1074
Награды: 4  +
Репутация: 21  ±
Статус: Offline
Находясь в непосредственном соприкосновении с противником и ведя редкий ружейно-пулеметный огонь по занимаемым зданиям, подразделения штурмовых отрядов одновременно усиленно готовились к предстоящему бою. В подразделениях велось непрерывное наблюдение за противником, выявлялись огневые точки и изучались подходы к ним. Как это было установлено из показаний ранее захваченных пленных, в занимаемых противником зданиях в северной части квартала 85 наиболее сильные гарнизоны обороняли опорные пункты, оборудованные противником в двух каменных сараях в северо-западной части квартала и в здании крепостной бани в его северо-восточной части. Каждый из этих опорных пунктов оборонялся гарнизоном в 40—50 человек, имевшим на вооружении от 3 до 5 крупнокалиберных пулеметов.
В течение светлого времени 17 февраля офицерами штаба дивизии и полка была проверена укомплектованность штурмовых групп, обеспеченность их боеприпасами и сухим пайком. Радиосвязь, как это показали предыдущие бои в городе, не всегда обеспечивала надежное управление боем, поэтому были приняты меры по обеспечению штурмовых отрядов необходимым количеством телефонного кабеля и аппаратов.
Подразделения поддерживающей артиллерии выбрали и оборудовали огневые позиции и определили цели, которые подлежали подавлению в период артиллерийской подготовки.
Саперные подразделения, приданные штурмовым отрядам, заготовили штурмовые лестницы, фашины и веревки, необходимые для преодоления рва. Для ослепления огневых точек противника в крепостном рву перед его преодолением саперами было подготовлено несколько зарядов ВВ весом 250 кг каждый. Для этой цели были использованы железные бочки из-под горючего емкостью в 200 л, найденные в одном из ранее захваченных зданий.
Одновременно в подразделениях штурмовых отрядов проводилась большая партийно-политическая работа. Политработники полка и политотдела дивизии рассказали личному составу подразделений об успехах армий фронта, которые, начав наступление, на ряде участков перешли германскую границу. Агитаторы подразделений проводили читки газет и беседы об отличившихся в предыдущих боях воинах.
В 16 часов 17 февраля командиром полка была проведена рекогносцировка с офицерами штурмовых отрядов и поддерживающих частей. В результате рекогносцировки было уточнено на местности направление действий штурмовых отрядов, а также поставлены задачи поддерживающей артиллерии. Особое внимание при этом было обращено на организацию взаимодействия как внутри штурмовых отрядов, так и с поддерживающими подразделениями.
С наступлением темноты в ночь на 18 февраля штурмовые отряды заняли исходное положение для атаки в южной части квартала 85, построив свои боевые порядки в два эшелона. Все орудия, приданные обоим штурмовым отрядам, а также самоходно-артиллерийские установки были выставлены для стрельбы прямой наводкой и тщательно замаскированы. Танки находились во втором эшелоне в укрытиях.
Утром 18 февраля личному составу штурмовых отрядов была разъяснена боевая задача. Сержанты и солдаты до' начала артиллерийской подготовки получили возможность изучить подступы к объектам атаки.
В 9 часов началась артиллерийская и авиационная подготовка, которая продолжалась два часа. В результате артиллерийской подготовки, и особенно бомбовых ударов с воздуха, большинство зданий в кварталах, занимаемых противником, было разрушено. При этом, хотя противник и не понес больших потерь в живой силе, так как его гарнизон в период артиллерийской и авиационной подготовки укрывался в подвалах зданий, огонь его огневых точек был в значительной степени парализован.
В 11 час. 10 мин., т. е. через 10 минут после окончания артиллерийской подготовки и получения сигнала командира полка, штурмовой отряд № 1 перешел в наступление в направлении двух каменных сараев.
Вследствие того что офицерский состав штурмового отряда № 1 вначале действовал нерешительно и атака запоздала, противник сумел привести себя в порядок и при подходе наступавших в первом эшелоне штурмовых групп (7-й и 8-й стрелковых рот) к этим опорным пунктам открыл по ним сильный ружейно-пулеметный огонь.
Особенно мешал дальнейшему продвижению вперед фланговый огонь станковых пулеметов из здания крепостной бани, расположенной в северо-восточной части квартала. Понеся потери, штурмовые группы вынуждены были залечь перед объектами атаки и завязать огневой бой.
Командир полка, видя, что штурмовой отряд № 1 успеха не имеет, принял решение ввести в бой штурмовой отряд № 2, поставив перед ним задачу овладеть зданием бани в северо-восточной части квартала 85...


 
Награды: 4
PrideДата: Вторник, 14.02.2012, 20:33 | Сообщение # 19
Командующий
Группа: Администраторы
Сообщений: 1074
Награды: 4  +
Репутация: 21  ±
Статус: Offline
По сигналу «Вперед», переданному по телефону в 13 часов, штурмовой отряд № 2, обойдя боевые порядки штурмового отряда № 1 справа, после 5-минутного огневого налета перешел в наступление, и его штурмовым группам удалось ворваться в здание бани и завязать бой внутри него. В результате успешных действий штурмового отряда № 2 часть огневых точек противника была быстро подавлена и его фланговый огонь в направлении каменных сараев значительно ослаб.
Правильно оценив создавшуюся обстановку, командир штурмового отряда № 1 в 13 час. 20 мин. приказал штурмовым группам снова перейти в наступление и атаковать опорные пункты противника в двух каменных сараях.
К концу дня штурмовой отряд № 1 овладел этими зданиями, вышел на ул. Наподгурнику и закрепился в северозападной части квартала 85. Действовавший справа штурмовой отряд № 2 к этому времени овладел верхними этажами крепостной бани, блокировав в подвале этого здания остатки гарнизона противника.
С рассветом 19 февраля штурмовые отряды снова перешли в наступление. Противник оказал ожесточенное сопротивление, поэтому продвижение отрядов было медленным. Сломив сопротивление врага, отряды только к исходу дня сумели полностью овладеть зданиями в квартале 86, причем подразделения штурмового отряда № 1 вышли к железнодорожному мосту северо-западнее квартала 86, а штурмовой отряд № 2 завязал бой за овладение товарным двором севернее этого квартала.
Таким образом, в результате двухдневных боев штурмовые отряды полка, овладев опорными пунктами противника в городских кварталах, вплотную подошли к железнодорожной линии, проходившей вдоль посадки перед крепостным рвом.
Боевые действия штурмовых отрядов по овладению опорными пунктами противника в городских кварталах в течение 18 и 19 февраля характеризовались четким взаимодействием и протекали следующим образом.
Штурмовые группы, имея в своих боевых порядках танки или самоходно-артиллерийские установки, а также орудия сопровождения, последовательно атаковали здания, занимаемые противником.
Самоходно-артиллерийские установки, продвигаясь вдоль улиц, почти вплотную подходили к атакуемым зданиям и выстрелами в упор проделывали в зданиях бреши, в которые врывались группы захвата. Двигавшиеся впереди штурмовых групп огнеметные танки вели огонь по верхним этажам атакуемых зданий, уничтожая засевших в них снайперов и огнеметчиков и зажигая здания. Орудия сопровождения огнем прямой наводкой уничтожали огневые точки врага, причем для целеуказания огневых точек, подлежащих подавлению в первую очередь, командирами отрядов и штурмовых групп широко использовались красные ракеты, направляемые в сторону цели.
Саперы по указанию командиров штурмовых групп под прикрытием огня стрелков и пулеметчиков подбирались к атакуемым зданиям со стороны дворов и переулков, закладывали под стены здания заряды ВВ и, производя взрывы, проделывали в стенах бреши. Подрыв саперами стен зачастую подготавливался для противника незаметно и производился в неожиданных для него местах, что позволяло штурмовым подгруппам почти без потерь врываться внутрь зданий и вести бой с растерявшимся противником. В необхо
димых случаях саперы выполняли также задачу по расчистке проходов для орудий сопровождения.
Штурмовые подгруппы стрелков и автоматчиков, проникая внутрь атакуемых зданий, в первую очередь стремились захватить верхние этажи, чтобы обеспечить обстрел подходов из глубины обороны противника и не дать ему возможности подбрасывать резервы.
Личный состав действовал смело и решительно. Так, например, 19 февраля штурмовая группа 5-й стрелковой роты успешно атаковала одно из зданий в квартале 86, в котором находился штаб отряда противника, оборонявшегося в этом районе, и блокировала большую группу солдат и офицеров в полуподвальных помещениях этого здания.
Противник, оказывая упорное сопротивление, вел сильный огонь из станковых пулеметов, установленных в окнах полуподвала, обстреливал подступы к соседним зданиям и тем самым не давал возможности продвигаться другим подразделениям отряда.
Задача по ликвидации противника, блокированного в полуподвале, была возложена на штурмовую подгруппу под командованием гвардии лейтенанта Суворова. По его указанию саперы подложили под дверь у входа в полуподвал заряд ВВ весом в 2 кг и подорвали его. В полуподвал немедленно ворвались бойцы штурмовой подгруппы, забрасывая врага гранатами и поражая его огнем из автоматов и винтовок. Личный состав штурмовой подгруппы под командованием лейтенанта Суворова в течение двух часов полностью очистил помещение от противника. В результате этого боя более двадцати солдат и офицеров противника было убито и свыше 40 человек сдалось в плен...



 
Награды: 4
PrideДата: Вторник, 14.02.2012, 20:34 | Сообщение # 20
Командующий
Группа: Администраторы
Сообщений: 1074
Награды: 4  +
Репутация: 21  ±
Статус: Offline
Утром 20 февраля после 10-минутного артиллерийского налета оба штурмовых отряда возобновили наступление. Подразделения штурмового отряда № 2 продолжали атаковать опорные пункты противника в районе товарного двора. Действовавшие слева подразделения штурмового отряда № 1, обойдя товарный двор с запада, стремительной атакой овладели траншеями противника в районе железнодорожного моста и к 10 часам вышли к крепостному рву. Преодолеть ров с ходу не удалось, и они начали подготовку к его преодолению.
Следовавшие в боевых порядках штурмового отряда № 1 самоходно-артиллерийские установки и 203-мм орудия, подойдя ко рву, открыли огонь прямой наводкой по наземным сооружениям форта. В результате удачных попаданий к 11 час. 30 мин. были проделаны две бреши — одна в стене южной башни центральных ворот и вторая в крепостной стене юго-западной части форта.
К 12 часам саперы подтащили ко рву заряды ВВ в железных бочках и под прикрытием огня орудий прямой наводки, танков и станковых пулеметов установили их против брешей. К этому времени по приказанию командира дивизии отдельная химическая рота дивизии была сосредоточена на левом фланге боевых порядков штурмового отряда № 1 и приготовилась к постановке дымовой завесы.
По сигналу командира штурмового отряда (серия красных ракет) саперы подожгли зажигательные трубки, а затем одновременно сбросили все заряды в ров. Произведенными взрывами большинство огневых точек противника было ослеплено, и его огневое сопротивление значительно ослабло как в районах брешей, так и на флангах.
Сразу же после взрывов химиками была поставлена дымовая завеса продолжительностью в 30 минут.
Воспользовавшись ослаблением огня противника, саперы под прикрытием дымовой завесы опустили против брешей штурмовые лестницы и канаты и, переправившись через ров, закрепили их. При помощи лестниц и канатов стрелковые подразделения штурмового отряда № 1 начали переправу через ров и, проникнув через бреши внутрь крепостных по-стрек, завязали бой за овладение верхними этажами зданий форта западнее центрального входа и в районе южной башни.
Наступление штурмового отряда № 2 также развивалось успешно. Его подразделения к 14 часам очистили от противника товарный двор и вышли к крепостному рву. После 15-минутного огневого налета подразделения отряда под прикрытием дымовой завесы преодолели ров и против бреши в крепостной стене и юго-западной части форта проникли в западное крыло центрального здания и начали очищать форт от противника в направлении западной башни. К этому времени штурмовые отряды соседа справа — 226-го гвардейского стрелкового полка — преодолели крепостной ров восточнее южной башни и вели бой за овладение юго-восточной частью форта.
Боевые действия штурмовых отрядов в период овладения укреплениями главного форта крепости протекали следующим образом.
Входившие в состав подгрупп захвата огнеметчики через бойницы и другие отверстия поражали противника огнем и выжигали его из помещений.
Саперы по указанию командиров штурмовых подгрупп, используя небольшие заряды ВВ весом от 0,5 до 2 кг, подрывали стены и двери казематов. В образовавшиеся от взрывов проломы внутрь помещений и подвалов врывались - стрелки и автоматчики, уничтожая живую силу противника гранатами и ружейно-пулеметным огнем.
Артиллерия, танки и самоходно-артиллерийские установки, входившие в состав штурмовых отрядов, поддерживали подразделения огнем с крепостного вала, так как мост через крепостной ров был построен только в ночь с 20 на 21 февраля. Управление огнем танков, самоходно-артилле-рийских установок и артиллерии при штурме крепости было сосредоточено в руках командира полка. По его указанию огонь открывался по амбразурам противника в крепостной стене и крепостным сооружениям с целью поддержки действий штурмовых отрядов.
В целом боевые действия штурмовых отрядов 20 февраля протекали успешно. К исходу дня штурмовые отряды 236-го гвардейского стрелкового полка овладели верхними этажами здания форта в юго-западной части, южной башней и западным крылом центрального здания. К этому времени штурмовые отряды 226-го гвардейского стрелкового полка полностью овладели юго-восточным зданием форта. Дальнейшие попытки штурмовых отрядов 236-го гвардейского стрелкового полка проникнуть в северную часть центрального здания успеха не имели.
К 7 часам 21 февраля по мосту, построенному через ров у пролома крепостной стены, удалось переправить 15 орудий (45- и 76-мм), которые, развернувшись у бреши в крепостной стене, получили возможность вести огонь по северной части здания.
Однако поддержка стрелковых подразделений огнем орудий калибра 45—76 мм при бое за овладение долговременными сооружениями форта существенного влияния на исход этого боя не оказала...



 
Награды: 4
PrideДата: Вторник, 14.02.2012, 20:35 | Сообщение # 21
Командующий
Группа: Администраторы
Сообщений: 1074
Награды: 4  +
Репутация: 21  ±
Статус: Offline
В течение 21 февраля штурмовые отряды, успешно очистив подвалы захваченных зданий, продвинуться вперед не смогли. Противник, располагая большим количеством крупнокалиберных пулеметов ^несколькими орудиями, установленными главным образом в окнах полуподвальных помещений и в первых этажах зданий, оказывал сильное огневое сопротивление. Причиной безуспешных действий штурмовых отрядов являлось и то обстоятельство, что в предыдущих боях отряды понесли потери и стали малочисленными.
22 февраля командующий армией поставил перед дивизией задачу в ночь на 23 февраля штурмом полностью овладеть фортом. Выполнить эту задачу командир дивизии решил штурмовыми отрядами обоих стрелковых полков, захват северной части центрального здания поручался штурмовым отрядам 236-го гвардейского стрелкового полка. Штурм намечался на 22 часа после 15-минутной артиллерийской подготовки.
Получив задачу, командир полка решил атаковать северную часть центрального здания обоими штурмовыми отрядами. Подразделения штурмового отряда № 1, закрепившиеся в юго-западном здании форта, должны были решительным броском преодолеть двор форта и атаковать противника в направлении главного входа центрального здания. Штурмовой отряд № 2, закрепившийся в западном крыле центрального здания, должен был овладеть западной башней. В дальнейшем оба отряда должны были захватить помещения, занимаемые противником в северной части здания.
В течение светлого времени 22 февраля в полку производилась подготовка к предстоящему штурму. По приказанию командира полка для всех переброшенных через ров орудий в захваченных зданиях подготовлялись огневые позиции для стрельбы прямой наводкой. Для этой цели на первых этажах в стенах, выходящих внутрь форта, были проделаны необходимые проходы и отверстия. В связи с тем что при преодолении рва огнеметные подразделения с фугасными огнеметами не были переброшены, по указанию командира полка они также были подтянуты в боевые порядки отрядов.
Штурмовые отряды были пополнены личным составом за счет тыловых подразделений полка, и, кроме того, в них влилось до 200 польских патриотов, изъявивших желание совместно с частями Советской Армии бороться за освобождение своего родного города.
Каждая штурмовая группа получила определенную задачу, в которой указывалось, через какое окно, подъезд или пробоину в стене она должна была атаковать, а также было указано направление действия Группы. С личным составом были изучены сигналы начала атаки, вызова и прекращения артиллерийского огня. Были пополнены боеприпасы. Особое внимание было уделено обеспечению каждого солдата и офицера ручными гранатами.
В этот же день в связи с 27-й годовщиной Советской Армии политработниками, коммунистами и агитаторами были проведены с личным составом беседы о славном боевом пути Советской Армии.
Беседы проводились под лозунгом «Встретим годовщину Советской Армии выполнением поставленной командованием задачи по овладению фортом».
Вся подготовительная работа в штурмовых отрядах проводилась внутри захваченных зданий, поэтому противником не была замечена. Некоторое ослабление боевых действий в течение дня со стороны штурмовых отрядов было отнесено им за счет спада наступательного порыва наших подразделений, а поэтому противник не предполагал, что штурм начнется с наступлением темноты.
В 22 часа 22 февраля по сигналу (зеленая ракета) начался артиллерийский налет. В то время как артиллерия штурмовых отрядов прямой наводкой вела огонь по окнам и амбразурам центрального здания, поддерживающая артиллерия вела огонь с закрытых позиций, расположенных за крепостным рвом, по крепостным сооружениям севернее форта.


 
Награды: 4
PrideДата: Вторник, 14.02.2012, 20:35 | Сообщение # 22
Командующий
Группа: Администраторы
Сообщений: 1074
Награды: 4  +
Репутация: 21  ±
Статус: Offline
В 22 часа 15 мин., сразу же после прекращения артиллерийского налета, по сигналу (красная ракета) штурмовые группы обоих отрядов перешли в атаку. Подразделениям штурмового отряда № 2 удалось сразу же ворваться не только в западную башню, но и в прилегающую к ней часть центрального здания и завязать бой за их овладение. Менее удачными оказались в первый период боя действия штурмовых групп отряда № 1, которым необходимо было преодолеть открытое пространство в 150—170 м во дворе.
Пока штурмовые отряды пробежали около половины расстояния, противник успел после артиллерийской подготовки несколько привести себя в порядок и открыть огонь по наступающим подразделениям. Неся потери, штурмовые группы 7-й и 8-й стрелковых рот, не достигнув центрального входа, были вынуждены залечь и вести огневой бой. Только штурмовой группе 9-й стрелковой роты во главе с гвардии лейтенантом Чусовских, наступавшей на левом фланге отряда, удалось ворваться в здание.
Правильно оценив создавшуюся обстановку, командир Штурмового отряда № 1 приказал открыть огонь из орудий прямой наводки. Под прикрытием их огня огнеметчики должны были установить две группы фугасных огнеметов (по 10 штук каждая) среди плаца, в 50—60 м от объекта атаки.
В 22 часа 45 мин. командир огнеметного взвода доложил о готовности к огнеметанию. Командиром отряда был дан сигнал для огнеметания, и обе группы фугасных огнеметов были одновременно подорваны.
Огонь огнеметов подействовал на противника ошеломляюще. В результате подрыва фугасных огнеметов система огня противника была расстроена, а значительная часть его огневых средств уничтожена. В некоторых частях здания начались пожары. Штурмовые группы отряда возобновили штурм и почти без потерь ворвались в здание.
В результате двухчасового боя штурмовых групп внутри здания сопротивление противника было сломлено, и он начал группами сдаваться в плен.
Ускорению окончательного захвата центрального здания способствовало следующее обстоятельство.
К 3 часам 23 февраля подразделениями 2-й штурмовой инженерно-саперной бригады были подведены под штурмовой мост через крепостной ров клеточные опоры, а на участке наступления 226-го гвардейского стрелкового полка к этому времени была закончена работа по устройству аппарели. Это позволило командиру дивизии перебросить внутрь форта самоходно-артиллерийские установки и танки. Огонь из самоходно-артиллерийских установок и танков оказал сильное воздействие на противника. Вскоре гарнизон крепости прекратил сопротивление.
К 4 часам 23 февраля 1945 г. штурмовые отряды полностью овладели фортом. Командиру одной из штурмовых групп отряда № 2 гвардии майору Литвинову сдался в плен начальник южного сектора обороны города генерал-майор Маттерн вместе со своим штабом.
За период боевых действий штурмовыми отрядами 236-го гвардейского стрелкового полка было взято в плен 6500 солдат и офицеров противника и захвачены большие трофеи: 2613 винтовок и автоматов, 1000 пулеметов, 8 орудий и 3 склада с боеприпасами и продовольствием.
Действия штурмовых отрядов 236-го гвардейского стрелкового полка при штурме главного форта крепости «Цитадела» в г. Познань отличались организованностью и умелым
использованием в штурмовых отрядах всех видов оружия и средств, приданных им на период боя (артиллерии, танков, огнеметно-зажнгательных и дымовых средств).
Высокий наступательный порыв всего личного состава обеспечил своевременное выполнение поставленной задачи, особенно при штурме ночью центрального здания форта. Принятая на основании предыдущего боевого опыта организация штурмовых отрядов и их боевых порядков, примененная при штурме городских кварталов и форта, оказалась правильной, соответствовала сложившейся обстановке и возложенной на отряды задаче.
Однако опоздание с переходом в атаку после артиллерийской подготовки штурмового отряда № 1 позволило противнику привести себя в порядок и оказать организованное сопротивление. Вследствие этого бои по захвату опорных пунктов противника в северной части квартала 85 приняли затяжной характер и потребовали ускорения ввода в бой штурмового отряда № 2.


С уважением, Алексей Исаев


 
Награды: 4
HADSДата: Четверг, 16.02.2012, 01:36 | Сообщение # 23
Пользователь
Группа: Друзья
Сообщений: 1
Награды: 3  +
Репутация: 2  ±
Замечания: 0%  ±
Статус: Offline
Немецкий солдат, который воевал под Сталинградом, попал в плен, а в 1953-м, здоровый и счастливый, вернулся домой. Потом в Западной Германии был издан его дневник. Он пишет:
«1 октября 1941. Наш штурмовой батальон вышел к Волге. Точнее, до Волги еще метров 500. Завтра мы будем на том берегу и война закончена».
«3 октября. Очень сильное огневое сопротивление, не можем преодолеть эти 500 метров. Стоим на границе какого-то хлебного элеватора».
«6 октября. Чертов элеватор. К нему невозможно подойти. Наши потери превысили 30%».
«10 октября. Откуда берутся эти русские? Элеватора уже нет, но каждый раз, когда мы к нему приближаемся, оттуда раздается огонь из-под земли».
«15 октября. Ура, мы преодолели элеватор. От нашего батальона осталось 100 человек».
А дальше:
«Оказалось, что элеватор обороняли 18 русских, мы нашли 18 трупов».
Представляете? 18 трупов. И их штурмовал батальон.


 
Награды: 3
PrideДата: Среда, 29.02.2012, 11:29 | Сообщение # 24
Командующий
Группа: Администраторы
Сообщений: 1074
Награды: 4  +
Репутация: 21  ±
Статус: Offline
Королевские тигры идут в свою первую атаку!

…К 10 августа 1944 года войска 1-го Украинского фронта, форсировав р. Вислу, прорвали вражескую оборону юго-западнее польского города Сандомир и, опрокинув части 4-й танковой армии противника, значительно расширили плацдарм. Стремясь восстановить утраченные позиции по западному берегу р. Вислы, немцы срочно перебросили в район Сандомира пять дивизий (в том числе одну танковую) из группы армий «Южная Украина», пять пехотных дивизий из Германии, три пехотные дивизии из Венгрии и шесть бригад штурмовых орудий. Готовясь к немецкому контрнаступлению, советское командование осуществило перегруппировку войск, срочно возводились оборонительные укрепления и устанавливались минно-взрывные заграждения…

…Прибытие 501 отдельного батальона тяжелых танков под командованием майора фон Легата, само по себе говорило о многом. В июле — августе 1944 года батальон прошел переформирование в учебном центре в Ордруфе (Ohrdruf) и получил новую материальную часть — гордость немецких танковых конструкторов, загодя нареченными «всесокрушающими» — танки «Тигр-Б».

Однако низкая надежность «сырой» машины (разрабатывать которую начали еще в 1942 году, но до «ума» так и не довели) привела к тому, что на Восточный фронт 5-го августа батальон был отправлен не в полном составе, 14 танков с различными неполадками было сосредоточено в 1 роте, которая осталась в учебном центре. 9 августа батальон прибыл в Польшу и разгрузился на станции Консуполь в районе города Кельце. Как и показали пленные из 40 танков, только половина была тяжелыми «Тигр-Б», остальные — не посылать же в наступление батальон с силами, едва превосходящими танковую роту — в последний момент дополнили Pz Kpfw IV (слова пленных о прибытии «Пантер» были, скорее всего, попыткой скрыть от противника появление на фронте секретной новинки).

В ходе короткого марша от станции выгрузки до штаба 16 ТД, расположенного в районе Хмельник, на трех километрах пути осталось 10 неисправных танков. Потратив пару дней на ремонт и подготовку материальной части, батальон 11 августа совершив 2-км марш, достиг местечка Шидлув. Так как марш снова сопровождался поломками новых машин, то к исходу дня в строю батальона находилось лишь 11 исправных танков «Тигр-Б» — которым и пришлось принять боевое крещение в наступлении на Сташув…

…В 7.00 13 августа противник под прикрытием тумана перешел в наступление на безымянную высоту 11 танками «Тигр-Б» в сопровождении нескольких бронетранспортеров с пехотой. Заместитель командира батальона гвардии капитан П.Т.Ивушкин доложил на НП:

«Танки пошли. Не вижу, но слышу. Идут лощиной».

Вот как дальнейший ход событий описал сам командир 53-й гвардейской танковой бригады (ГвТБр) полковник В.С.Архипов: «Чудовищных размеров танк выбирался из лощины. Он полз на подъем рывками, буксуя в песке.

Между тем из лощины выползла вторая громадина, потом показалась и третья. Появлялись они со значительными промежутками: пока вышел из лощины третий танк, первый уже миновал засаду Ивушкина, «Бить?» — спросил он. — «Бей!» Вижу, как слегка шевельнулся бок копны, где стоит танк младшего лейтенанта А.П.Оськина. Скатился вниз сноп, стал виден пушечный ствол. Он дернулся, потом еще и еще. Оськин вел огонь. Я отчетливо видел в бинокль, как в правых бортах вражеских танков появились черные пробоины. Вот и дымок показался, и пламя вспыхнуло. Третий танк развернулся фронтом к Оськину, но, прокатившись на перебитой гусенице, остановился и был добит...»

…К исходу дня 53-я бригада заняла оборону по ее южной части — 300 м восточнее деревни Оглендув в готовности для наступления в направлении на Шедлув. 2 танка 3-го ТБ с ротой автоматчиков в десять вечера атаковали деревню, которую к восьми часам утра удалось полностью очистить от противника. После чего 3-й ТБ закрепился на окраине. Среди взятых в деревне трофеев оказались и отошедшие после неудачной атаки немецкие танки. Здесь то и выяснилось, что бой пришлось вести с новейшими немецкими танками (туманным утром разбираться было некогда, и в первых донесениях, сосчитав горящие танки, сообщили об уничтожении трех «Пантер»)…

…Всего же за трое суток непрерывных боев в период с 11 по 13 августа 1944 года в районе местечек Сташув и Шидлув войсками 6-го ГвТК было захвачено и уничтожено 24 вражеских танка, 13 из которых были новейшие тяжелые танки «Тигр-Б»…


 
Награды: 4
PrideДата: Среда, 29.02.2012, 11:30 | Сообщение # 25
Командующий
Группа: Администраторы
Сообщений: 1074
Награды: 4  +
Репутация: 21  ±
Статус: Offline
Продолжение...

…По воспоминаниям командира 53-й ГвТБр: «... кто подбил и сколько — вопрос трудный, так как огонь вели и танкисты двух батальонов — И.М.Мазурина и А.Г.Коробова, и приданные нам два артиллерийских (185-й гаубичный и 1645-й легкий) два самоходно-артиллерийских (1893-й и 385-й) полка. Отлично работала штурмовая авиация.

Экипаж Оськина сжег три танка, один подбил. Сам Александр Петрович был удостоен звания Герой Советского Союза, Абубакир Мерхайдаров — ордена Ленина. Отмечены были наградами все члены экипажа»…

…На сегодняшний день из архивных данных явствует, что во время этих боев удалось на голову разгромить 501 отдельный батальон «Тигров-Б», захватив при этом три совершенно исправных машины нового образца, с башенными номерами 102, 502 и 234.

Танк № 502 был обнаружен стоящим во дворе дома на окраине деревни Оглендув. Причина, по которой экипаж бросил технически исправную боевую машину остается неясной. Скорее всего, поскольку деревня Оглендув была взята одним стремительным броском наших танков, экипаж «Королевского тигра» просто панически бежал, оставив всю техническую документацию внутри машины. В танке находился полный боекомплект и достаточный запас топлива. По найденной в нем технической документации выяснилось, что танк прошел всего 444 км. При попытки запустить двигатель он завелся «с пол-оборота».

Захваченные танки №102 и 502 были командирскими, так как имели дополнительные средства связи.

Немцы оценили случившееся достойно, сняв фон Легата с должности уже через неделю…

…До настоящего времени сохранился «свидетель» того времени — «Королевский тигр», находящийся в музее Кубинки. Выставленная в экспозиции машина является тем самым танком № 502. Он и сегодня находится в хорошем состоянии, оставаясь не только одним из немногих сохранившихся «Королевских тигров», но и напоминанием об августовских днях 1944 года, когда его боевая карьера прервалась на окраине польской деревушки Оглендув».


 
Награды: 4
PrideДата: Понедельник, 23.04.2012, 21:00 | Сообщение # 26
Командующий
Группа: Администраторы
Сообщений: 1074
Награды: 4  +
Репутация: 21  ±
Статус: Offline
В преддверии дня Победы как не вспомнить множество ложных и не очень мифов связанных с войной. Многие, из которых были нам, навязаны во времена Перестройки, когда все белое вдруг стало черным, все хорошее плохим и т.д. Конечно, все в жизни имеет тона, и редко бывает чисто белое или только черное. Всякое бывает. Особенно в такие лихие времена. Однако же. В народе укоренились ряд мифов связанных с заключительной фазой Великой отечественной - она же Берлинская операция. Думаю перечислять их не стоит. Рекомендую всем без исключения прочитать статью А. Исаева. Человека не только исторически грамотного и беспристрастного, но и очень толкового военного историка и исследователя, а не шарлатана и псевдоученого любителя жаренных сенсаций на манер Сувора и ко. И вы узнаете воевала ли Красная Армия числом в 45-м, а пьяные генералы соревновались на скорось взять к 1 маю Берилн и т.п. и т.д.

 
Награды: 4
PrideДата: Понедельник, 23.04.2012, 21:01 | Сообщение # 27
Командующий
Группа: Администраторы
Сообщений: 1074
Награды: 4  +
Репутация: 21  ±
Статус: Offline
""...Лучи прожекторов упираются в дым, ничего не видно, впереди яростно огрызающиеся огнем Зееловские высоты, а сзади погоняют борющиеся за право первыми оказаться в Берлине генералы. Когда большой кровью оборону все же прорвали, последовала кровавая баня на улицах города, в которой танки горели один за другим от метких выстрелов "фаустников". Такой неприглядный образ последнего штурма сложился за послевоенные десятилетия в массовом сознании. Так ли это было на самом деле?

Как и большинство крупных исторических событий, битва за Берлин оказалась окружена множеством мифов и легенд. Большинство из них появились еще в советское время. Как мы увидим далее, не в последнюю очередь это было вызвано недоступностью первичных документов, заставлявшей верить на слово непосредственным участникам событий. Мифологизирован оказался даже период, предшествовавший собственно Берлинской операции.

Первая легенда утверждает, что столица третьего рейха могла быть взята уже в феврале 1945 г. Беглое знакомство с событиями последних месяцев войны показывает, что основания для такого утверждения вроде бы существуют. Действительно, плацдармы на Одере в 70 км от Берлина были захвачены наступающими советскими частями еще в конце января 1945 г. Однако удар на Берлин последовал только в середине апреля. Поворот 1-го Белорусского фронта в феврале-марте 1945 г. в Померанию вызвал в послевоенный период едва ли не большие дискуссии, чем поворот Гудериана на Киев в 1941 г. Главным возмутителем спокойствия стал бывший командующий 8-й гв. армией В.И. Чуйков, выдвинувший теорию "стоп-приказа", исходившего от Сталина. В очищенном от идеологических завитушек виде его теория была озвучена на беседе для узкого круга, состоявшейся 17 января 1966 г. у начальника Главного политического управления СА и ВМФ А.А. Епишева. Чуйков утверждал: "Жуков 6 февраля дает указание готовиться к наступлению на Берлин. В этот день во время заседания у Жукова звонил Сталин. Спрашивает: "Скажите, что вы делаете?" тот: "Планируем наступление на Берлин". Сталин: "Поверните на Померанию". Жуков сейчас отказывается от этого разговора, а он был".

Разговаривал ли в тот день Жуков со Сталиным и, главное, о чем, сейчас установить практически невозможно. Но это не столь существенно. У нас вполне достаточно косвенных доказательств. Дело даже не в очевидных любому причин, вроде необходимости подтянуть тылы после 500-600 км, пройденных в январе от Вислы до Одера. Самым слабым звеном теории Чуйкова является его оценка противника: "9-я немецкая армия была разбита вдребезги". Однако разбитая в Польше 9-я армия и 9-я армия на одерском фронте — это далеко не одно и то же. Немцам удалось восстановить целостность фронта за счет снятых с других участков и вновь сформированных дивизий. "Разбитая вдребезги" 9-я армия дала этим дивизиям только мозг, т. е. свой штаб. Фактически оборона немцев на Одере, которую пришлось таранить в апреле, сложилась еще в феврале 45-го. Более того, в феврале немцы даже предприняли контрнаступление на фланге 1-го Белорусского фронта (операция "Солнцестояние"). Соответственно Жукову пришлось значительную часть своих войск ставить на защиту фланга. Чуйковское "разбиты вдребезги" — это однозначно преувеличение.

Необходимость защиты фланга неизбежно порождала распыление сил. Поворачивая в Померанию, войска 1-го Белорусского фронта реализовывали классический принцип стратегии "Бить противника по частям". Разбив и пленив немецкую группировку в Восточной Померании, Жуков высвобождал сразу несколько армий для наступления на Берлин. Если в феврале 1945 г. они стояли фронтом на север в обороне, то в середине апреля — участвовали в наступлении на немецкую столицу. Кроме того, в феврале не могло быть и речи об участии в наступлении на Берлин 1-го Украинского фронта И. С. Конева. Он крепко завяз в Силезии и тоже подвергся нескольким контрударам. Одним словом, начинать наступление на Берлин в феврале мог только прожженный авантюрист. Жуков таковым, безусловно, не был.

Вторая легенда является едва ли не более известной, чем споры о возможности взять немецкую столицу еще в феврале 45-го. Она утверждает, что сам Верховный главнокомандующий устроил соревнование между двумя военачальниками, Жуковым и Коневым. Призом являлась слава победителя, а разменной монетой — солдатские жизни. В частности, известный отечественный публицист Борис Соколов пишет: "Однако Жуков продолжал кровопролитный штурм. Он боялся, что войска 1-го Украинского фронта раньше выйдут к Берлину, чем это успеют сделать войска 1-го Белорусского фронта. Гонка продолжалась и стоила дополнительно многих солдатских жизней".


 
Награды: 4
PrideДата: Понедельник, 23.04.2012, 21:03 | Сообщение # 28
Командующий
Группа: Администраторы
Сообщений: 1074
Награды: 4  +
Репутация: 21  ±
Статус: Offline
Как и в случае с февральским штурмом Берлина, легенда о соревновании появилась еще в советское время. Ее автором был один из "гонщиков" — командовавший тогда 1-м Украинским фронтом Иван Степанович Конев. В мемуарах он написал об этом так: "Обрыв разграничительной линии у Люббена как бы намекал, наталкивал на инициативный характер действий вблизи Берлина. Да и как могло быть иначе. Наступая, по существу, вдоль южной окраины Берлина, заведомо оставлять его у себя нетронутым справа на фланге, да еще в обстановке, когда неизвестно наперёд, как всё сложится в дальнейшем, казалось странным и непонятным. Решение же быть готовым к такому удару представлялось ясным, понятным и само собой разумеющимся".

Сейчас, когда нам доступны директивы Ставки обоим фронтам, лукавство этой версии видно невооруженным взглядом. Если в адресованной Жукову директиве было четко сказано "овладеть столицей Германии городом Берлин", то Коневу предписывалось лишь "разгромить группировку противника (…) южнее Берлина", а о самом Берлине ничего не сказано. Задачи 1-го Украинского фронта были достаточно четко сформулированы на глубину, гораздо большую, нежели рубеж обрыва разграничительной линии. В директиве Ставки ВГК № 11060 четко указывается, что от 1-го Украинского фронта требуется овладеть "рубежом Беелитц, Виттенберг и далее по р. Эльба до Дрездена". Беелитц лежит намного южнее окраин Берлина. Далее войска И.С. Конева нацеливаются на Лейпциг, т.е. вообще на юго-запад.

Но плох тот солдат, что не мечтает стать генералом, и плох тот военачальник, что не мечтает войти в столицу противника. Получив директиву, Конев втайне от Ставки (и Сталина) начал планировать бросок на Берлин. Завоевать столицу врага должна была 3-я гвардейская армия В.Н. Гордова. В общем приказе войскам фронта от 8 апреля 1945 г. возможное участие армии в сражении за Берлин предполагалось более чем скромным: "Подготовить одну стрелковую дивизию для действий в составе особого отряда 3 гв. ТА из района Треббин на Берлин". Эту директиву читали в Москве, и она должна была быть безупречной. Но в директиве, направленной Коневым персонально командующему 3-й гв. армии, одна дивизия в виде особого отряда менялась на "главными силами атакует Берлин с юга". Т.е. армия целиком. Вопреки недвусмысленным указаниям Ставки, Конев еще до начала битвы имел план атаки города в полосе соседнего фронта.

Таким образом, версия о Сталине как инициаторе "соревнования фронтов" никаких подтверждений в документах не находит. Он уже после начала операции и медленного развития наступления 1-го Белорусского фронта отдал приказ повернуть на Берлин 1-му Украинскому и 2-му Белорусскому фронтам. Для командующего последним К.К. Рокоссовского сталинский приказ был как снег на голову. Его войска уверенно, но медленно пробивались через два русла Одера к северу от Берлина. Никаких шансов успеть к рейхстагу раньше Жукова у него не было. Одним словом, инициатором "соревнования" и фактически единственным его участником изначально был лично Конев. Получив "добро" Сталина, Конев смог извлечь "домашние заготовки" и попытаться их реализовать.


 
Награды: 4
PrideДата: Понедельник, 23.04.2012, 21:03 | Сообщение # 29
Командующий
Группа: Администраторы
Сообщений: 1074
Награды: 4  +
Репутация: 21  ±
Статус: Offline
Продолжением этой темы является вопрос о самой форме операции. Задаётся, казалось бы, вполне логичный вопрос: "Почему Берлин просто не попытались окружить? Почему танковые армии вошли на улицы города?" Попробуем разобраться, почему Жуков не направил танковые армии в обход Берлина.

Сторонники теории о целесообразности окружения Берлина упускают из виду очевидный вопрос о качественном и количественном составе гарнизона города. Стоявшая на Одере 9-я армия насчитывала 200 тыс. человек. Им нельзя было давать возможность отойти в Берлин. У Жукова перед глазами уже была цепочка штурмов объявленных немцами "фестунгами" (крепостями) окруженных городов. Как в полосе его фронта, так и у соседей. Изолированный Будапешт оборонялся с конца декабря 1944 г. по 10 февраля 1945 г. Классическим решением было окружение защитников на подступах к городу, не давая им возможности укрыться за его стенами. Усложнялась задача небольшим расстоянием от одерского фронта до немецкой столицы. Кроме того, в 1945 г. советские дивизии насчитывали 4-5 тыс. человек вместо 10 тыс. по штату и "запас прочности" у них был небольшой.

Поэтому Жуков придумал простой и без преувеличения гениальный план. Если танковым армиям удается вырваться на оперативный простор, то они должны выйти на окраины Берлина и образовать своего рода "кокон" вокруг немецкой столицы. "Кокон" препятствовал бы усилению гарнизона за счет 200-тысячной 9-й армии или резервов с запада. Входить в город на данном этапе не предполагалось. С подходом же советских общевойсковых армий "кокон" раскрывался, и Берлин можно уже было штурмовать по всем правилам. Во многом неожиданный поворот войск Конева на Берлин привел к модернизации "кокона" до классического окружения смежными флангами двух соседних фронтов. Главные силы стоявшей на Одере 9-й армии немцев были окружены в лесах к юго-востоку от Берлина. Это стало одним из крупных поражений немцев, незаслуженно оставшимся в тени собственно штурма города. В итоге столицу "тысячелетнего" рейха обороняли фольксштурмисты, гитлерюгенды, полицейские и остатки разбитых на одерском фронте частей. Они насчитывали около 100 тыс. человек, что для обороны такого крупного города было просто недостаточно. Берлин был разбит на девять секторов обороны. Численность гарнизона каждого сектора по плану должна была составлять 25 тыс. человек. В реальности их было не более 10-12 тыс. человек. Ни о каком занятии каждого дома не могло быть и речи, оборонялись только ключевые здания кварталов. Вход в город 400-тысячной группировки двух фронтов не оставлял обороняющимся никаких шансов. Это обусловило сравнительно быстрый штурм Берлина — около 10 дней.

Что же заставило Жукова задержаться, причем настолько, что Сталин стал рассылать соседним фронтам приказы на поворот на Берлин? Многие дадут ответ с ходу — "Зееловские высоты". Однако, если посмотреть на карту, то Зееловские высоты "затеняют" лишь левый фланг Кюстринского плацдарма. Если какие-то армии завязли на высотах, то что мешало остальным прорваться в Берлин? Легенда появилась за счет мемуаров В.И. Чуйкова и М.Е. Катукова. Наступавшие на Берлин вне Зееловских высот Н.Э. Берзарин (командующий 5-й ударной армией) и С.И. Богданов (командующий 2-й гв. танковой армии) мемуаров не оставили. Первый погиб в автокатастрофе сразу после войны, второй умер в 1960-м году, до периода активного написания мемуаров нашими военачальниками. Богданов и Берзарин могли рассказать в лучшем случае о том, как рассматривали Зееловские высоты в бинокль.

Может быть, проблема была в идее Жукова атаковать при свете прожекторов? Атаки с подсветкой не были его изобретением. Немцы применяли атаки в темноте при свете прожекторов с 1941 г. Так был, например, захвачен плацдарм на Днепре у Кременчуга, с которого позднее окружали Киев. В конце войны с подсветки прожекторами началось немецкое наступление в Арденнах. Этот случай ближе всего к атаке при свете прожекторов с Кюстринского плацдарма. Главной задачей данного приёма было удлинить первый, самый ответственный день операции. Да, лучам прожекторов мешала поднятая пыль и дым от разрывов, ослепить немцев несколькими прожекторами на километр было нереально. Но главная задача была решена, наступление 16 апреля удалось начать раньше, чем позволяло время года. Подсвеченные прожекторами позиции, кстати, были преодолены довольно быстро. Проблемы возникли уже в конце первого дня операции, когда прожекторы давно выключили. Левофланговые армии Чуйкова и Катукова уперлись в Зееловские высоты, правофланговые Берзарина и Богданова с трудом продвигались в сети ирригационных каналов на левом берегу Одера. Под Берлином советское наступление ждали. Жукову изначально было тяжелее, чем прорывавшему слабую немецкую оборону далеко к югу от немецкой столицы Коневу. Эта заминка заставила Сталина нервничать, особенно ввиду того, что раскрылся план Жукова с вводом танковых армий в направлении Берлина, а не в обход него.


 
Награды: 4
PrideДата: Понедельник, 23.04.2012, 21:04 | Сообщение # 30
Командующий
Группа: Администраторы
Сообщений: 1074
Награды: 4  +
Репутация: 21  ±
Статус: Offline
Но кризис вскоре миновал. Причем произошло это именно благодаря танковым армиям. Одной из механизированных бригад армии Богданова удалось нащупать у немцев слабое место и прорваться далеко вглубь немецкой обороны. За ней сначала втянулся в пробитую брешь механизированный корпус, а за корпусом последовали главные силы двух танковых армий. Оборона на одерском фронте рухнула уже на третий день боев. Ввод немцами резервов не смог переломить ситуацию. Танковые армии просто обошли их с двух сторон и устремились к Берлину. После этого Жукову было достаточно лишь слегка довернуть один из корпусов на немецкую столицу и выиграть начатую не им гонку. Потери на Зееловских высотах часто смешивают с потерями во всей Берлинской операции. Напомню, что безвозвратные потери советских войск в ней составили 80 тыс. человек, а общие — 360 тыс. человек. Это потери трех фронтов, наступавших в полосе шириной 300 км. Сужать эти потери до пятачка Зееловских высот просто глупо. Глупее только превращать 300 тыс. общих потерь в 300 тыс. убитых. Реально общие потери 8-й гвардейской и 69-й армий в период наступления в районе Зееловских высот составили около 20 тыс. человек. Безвозвратные потери составили примерно 5 тыс. человек.

Прорыв обороны немцев 1-м Белорусским фронтом в апреле 1945 г. достоин изучения в учебниках тактики и оперативного искусства. К сожалению, из-за опалы Жукова ни блестящий план с "коконом", ни дерзкий прорыв танковых армий к Берлину "через игольное ушко" в учебники не попали.

Резюмируя все вышесказанное, можно сделать следующие выводы. План Жукова был всесторонне продуманным и отвечал обстановке. Сопротивление немцев оказалось сильнее ожидавшегося, но было быстро сломлено. Бросок Конева на Берлин не был необходимым, но улучшил соотношение сил в ходе штурма города. Также поворот танковых армий Конева ускорил разгром немецкой 9-й армии. Но если бы командующий 1-м Украинским фронтом просто выполнял директиву Ставки, та 12-я армия Венка была бы разгромлена гораздо быстрее, и фюрер не имел бы даже технической возможности метаться по бункеру с вопросом "Где Венк?!"

Остается последний вопрос: "Стоило ли входить в Берлин с танками?" На мой взгляд, лучше всего сформулировал аргументы в пользу использования механизированных соединений в Берлине командующий 3-й гв. танковой армии Павел Семенович Рыбалко: "Применение танковых и механизированных соединений и частей против населенных пунктов, в том числе и городов, несмотря на нежелательность сковывать их подвижность в этих боях, как показал большой опыт Отечественной войны, очень часто становится неизбежным. Поэтому надо этому виду боя хорошо учить наши танковые и механизированные войска". Его армия штурмовала Берлин, и он знал, о чем говорил.

Открытые сегодня архивные документы позволяют дать вполне определенный ответ о том, чего стоил штурм Берлина танковым армиям. Каждая из трех введенных в Берлин армий потеряла на его улицах примерно по сотне боевых машин, из них около половины были потеряны от фаустпатронов. Исключение составила 2-я гв. танковая армия Богданова, потерявшая от ручного противотанкового оружия 70 танков и САУ из 104 потерянных в Берлине (52 Т-34, 31 М4А2 "Шерман", 4 ИС-2, 4 ИСУ-122, 5 СУ-100, 2 СУ-85, 6 СУ-76). Однако, учитывая, что перед началом операции у Богданова было 685 боевых машин, эти потери никак нельзя расценивать как "армия была сожжена на улицах Берлина". Танковые армии обеспечили поддержку пехоте, становясь её щитом и мечом. Советские войска уже накопили достаточный опыт противодействия "фаустникам" для эффективного использования бронетехники в городе. Фаустпатроны — это всё же не РПГ-7, и эффективная дальность их стрельбы составляла всего 30 метров. Часто наши танки просто вставали в сотне метров от здания, где засели "фаустники" и расстреливали его в упор. В итоге в абсолютных цифрах потери от них были сравнительно небольшие. Большая доля (% от общего числа) потерь от фаустпатронов есть следствие потери немцами традиционных средств борьбы с танками на пути отступления в Берлин.
Берлинская операция — вершина мастерства Красной армии во Второй Мировой войне. Обидно, когда её реальные результаты оказываются принижены за счет слухов и сплетен, порождавших никак не соответствующие действительности легенды. Все участники битвы за Берлин сделали для нас очень много. Они дали нашей стране не просто победу в одном из бесчисленных сражений русской истории, а символ военного успеха, безусловное и немеркнущее достижение. Может меняться власть, можно рушить с пьедесталов былых кумиров, но поднятое над развалинами вражеской столицы Знамя Победы останется абсолютным достижением народа..."" А. Исаев


 
Награды: 4
ФОРУМ КЛАНА COMRADES » Форум клана » Не официально » Солдатские истории (Реальные факты из истории Второй мировой войны)
Страница 2 из 4«1234»
Поиск:

ВВЕРХ