Главная » 2017 » Август » 2 » Триумф советского оружия - Штурм Познани (часть 3)
01:08
Триумф советского оружия - Штурм Познани (часть 3)

Фото: © РИА Новости

Штурм Цитадели

«После 12 февраля главное внимание было приковано к Цитадели – центру обороны познаньского гарнизона, – указывал позже маршал Советского Союза Василий Чуйков в книге «Конец Третьего рейха». – По мере приближения наших войск к этому центру упорство сопротивления противника возрастало.Возникает вопрос: зачем нужно было упорно драться за Цитадель, не лучше было бы ее блокировать и брать измором? Дело в том, что рядом с Цитаделью находился узел железных дорог, который был крайне необходим для подвоза снабжения для всех войск фронта. Поэтому штурм Цитадели продолжался до полной ликвидации в ней противника. До этого момента наши войска в основном имели дело с подразделениями и частями, которые, отступая от берегов Вислы, задержались в крепостных сооружениях Познани. Они, несмотря на солидные укрепления, не выдерживали ударов штурмовых групп. Но когда наши части, овладев внешними фортами, подошли к Цитадели, то жестокость сопротивления достигла предела. Осажденный гарнизон крепостных частей сопротивлялся с яростью обреченных.

Так как 74-я гвардейская стрелковая дивизия, наступала в первом эшелоне армии, и в ходе боев овладела несколькими кварталами в г. Познань она первой вышла на ближние подступы к главному форту крепости. 

Командующий армией возложил на части дивизии задачу по овладению фортом в период общего штурма крепости, который намечался на 18 февраля после двухчасовой артиллерийской подготовки. 

Крепость «Цитадела» располагалась на северо-восточной окраине г. Познань и представляла собой совокупность ряда фортов и других долговременных сооружений, обнесенных земляным валом высотою до 20 м. Земляной вал непосредственно примыкал к рву шириною в 12 м и глубиною в 8 м. Стены этого рва были выложены камнем, причем внутренняя его стена имела до 3,5 м толщины и являлась одновременно стеной подземных сооружений крепости. В этой стене имелись два ряда амбразур и бойниц, из которых ружейным и пулеметным огнем простреливалось дно рва и верхний обрез его внешней стены.

Во внешней стене рва были размещены подземные постройки, приспособленные под складские и другие подсобные помещения крепости. В южной части крепости «Цитадела» размещался главный ее форт, имевший форму пятиугольника, вытянутого с запада на восток. Главный форт состоял из трех зданий в 3–4 этажа каждое. Два из этих зданий располагались вдоль крепостного рва, и их внешние стены являлись продолжением внутренних стен крепостного рва. В этих стенах также имелись амбразуры и бойницы. Третье здание находилось внутри форта; его правое и левое крылья, обращенные на юг, почти вплотную подходили к зданиям, расположенным у крепостного рва, и соединялись с ними крепостной стеной. 



По углам форта размещались крепостные башни, имевшие такое расположение бойниц и амбразур, которое позволяло простреливать крепостной ров на всем его протяжении. В южной башне находился главный вход в форт со стороны города. Внутри все наземные сооружения форта были разделены каменными стенами на отдельные камеры, которые имели железные двери с бойницами, выходившими во внутренние коридоры зданий. 


В целях обеспечения маневренности гарнизонов все крепостные сооружения соединялись между собою подземными ходами, которые изолировались со стороны подвалов железными дверями, имевшими бойницы. В форту к моменту окружения крепости нашими войсками сосредоточилось свыше 6000 солдат и офицеров противника во главе с начальником южного сектора обороны генерал-майором Маттерн

Ближайшие подступы к форту, особенно со стороны центрального входа, также были сильно укреплены противником. Городские здания в прилегающих к крепости кварталах были превращены противником в опорные пункты. Окна подвалов этих зданий, выходившие на улицы, были переоборудованы и использованы как пулеметные гнезда, а окна на вторых и третьих этажах зданий заделаны мешками с песком. В окнах были оставлены только бойницы для снайперов и автоматчиков. Верхние этажи и чердачные помещения зданий использовались противником для размещения в них минометов и истребителей танков, вооруженных фаустпатронами. 
 

Система огня в опорных пунктах была построена на принципе взаимодействия огня станковых и ручных пулеметов, значительная часть которых была приспособлена для ведения флангового и кинжального огня. 

Между главным фортом и городскими кварталами на протяжении 50–70 м имелись лесные посадки, прикрывавшие подступы к крепостному рву. 

Вдоль железнодорожной линии, проходившей с запада на восток по южной опушке лесных посадок, противником дополнительно был построен ряд пулеметных площадок, имевших ходы сообщения полного профиля, выведенные в глубь лесных посадок. Пулеметные площадки и ходы сообщения имели железобетонные козырьки, прикрывавшие пулеметные расчеты от поражения осколками. 
 

В ходе предыдущих боев было установлено, что ближние подступы к форту защищал сводный отряд войск СС численностью до 300 человек, имевший на вооружении до 200 крупнокалиберных пулеметов и большое количество фаустпатронов. Вследствие того что противник располагал небольшим количеством артиллерии, она вся была сосредоточена внутри крепости. 

К тому же стены рва высотой 5–8 метров были выложены кирпичом. Танки не могли преодолеть это препятствие. На помощь им подтянули тяжелые орудия. С дистанции триста метров они били по Цитадели. Но даже 203-миллиметровые снаряды, ударяясь в стены, особого разрушения не производили, а, попадая в насыпи над перекрытиями фортов и казематов, оставляли только воронки, как бы перелопачивая уже перепаханную землю».

Последний бой...



Первые попытки штурма Цитадели начались еще до основной атаки -  18 февраля. Так, «...Под прикрытием дымовой завесы через ров переправились 14 пушек, часть из них сейчас же открыла стрельбу прямой наводкой по вражеским амбразурам, – вспоминал позже Василий Чуйков. – Пулеметной очередью враг пересек одну из козловых опор моста, но ее быстро восстановили. Огнеметчик ефрейтор Сервиладзе под прикрытием огня пехоты спустился с вала и поджег два дома у редута № 2 в Цитадели. Через некоторое время из горящего дома вышли и сдались в плен около двухсот немецких солдат и офицеров. Воспользовавшись этим, наша пехота спустилась со рва и вошла в Цитадель.

Возвращаясь после выполнения задания на заправку огнемета, ефрейтор Сервиладзе встретил раненого товарища. Взяв его заправленный огнемет, он вновь возвратился в Цитадель и, зайдя противнику в тыл, залил огненной струей амбразуры редута, простреливавшие ров и вал. Редут надолго смолк. Саперы тем временем пробирались по насыпи перекрытия и опускали мелкие заряды взрывчатки в вентиляционные и дымовые трубы казематов, уничтожая засевших там гитлеровцев.

В полдень приступили к постройке тридцатитонного моста для танков. Он возводился на клеточных опорах рядом с мостом для артиллерии. Вначале дело шло быстро. Части выделили людей, которые перенесли к месту постройки лесоматериал. В этой работе активно участвовали местные жители. Была уже завершена установка опор, когда ожили до этого молчавшие амбразуры в крепостной стене. Всякий, кто показывался на мосту, падал раненым или убитым. Снова пришлось прибегнуть к бочкам со взрывчаткой и огнеметам. На подавление вражеских огневых точек ушло много времени и сил. Противник разгадал наш прием и установил в одном из казематов пулемет, прикрывающий подходы ко рву. Только после сильного задымления редута № 1 удалось сбросить в ров бочку со взрывчаткой. Но этот взрыв не подавил все амбразуры. Тогда к краю рва подошли наши огнеметные танки, но амбразуры были расположены слишком низко и потому оказывались в мертвой зоне, струи огнеметов и снарядов танковых пушек не попадали в них. И опять выручила смекалка наших воинов. Подбираясь к амбразурам с безопасных направлений, они бросали перед ними ящики, бочки, бревна, создавая завал, который плотной стеной вырастал перед амбразурой, ослепляя и обезоруживая врага. Вот уже заглохли нижние окна редута № 1. Работать саперам стало спокойнее.



Я торопил с постройкой моста, считая, что только ввод танков в Цитадель позволит быстро завершить ликвидацию окруженной группировки противника. Задача эта была поручена 261 инженерно-саперному батальону. Командир батальона сам произвел разведку и принял решение взорвать земляной вал и стены крепостного рва, создав, таким образом, аппарели для въезда танков. В полночь прогремел мощный взрыв. Наружная стена рва и вал были разрушены до основания. Чтобы уменьшить крутизну откосов, дополнительно произвели три взрыва.

Ожесточенные бои шли на всех участках. Западный равелин Цитадели блокировали гвардейцы 27-й стрелковой дивизии совместно с танкистами 259-го и 34-го танковых полков. Заместитель командира дивизии генерал М.И. Дука предложил гарнизону равелина сдаться. Фашистские офицеры ответили отказом, гарнизон продолжал сопротивляться...».
 

Падение "фестунга"


 

Командир 74-й гвардейской стрелковой дивизии, получив задачу овладеть главным фортом крепости, решил атаковать его одновременно двумя стрелковыми полками, имея на направлении главного удара, на левом фланге, 236-й гвардейский стрелковый полк. Полк должен был атаковать и уничтожить опорные пункты противника в кварталах 85 и 86, в дальнейшем ворваться в главный форт и овладеть его юго-западной частью. 226-й гвардейский стрелковый полк, наступая вдоль западного берега р. Варта, должен был атаковать форт с юго-востока. 

Слева на крепость наступала 82-я гвардейская стрелковая дивизия. 

Командир полка, учитывая характер обороны противника на ближних подступах к форту, принял решение произвести штурм двумя штурмовыми отрядами в составе усиленного стрелкового батальона каждый, имея боевой порядок в два эшелона. 

На период наступления распоряжением командира дивизии полку придавались следующие части и подразделения усиления: одна батарея 189-й пушечно-артиллерийской бригады, две 152-мм самоходно-артиллерийские установки 304-го гвардейского танко-самоходного полка, три огнеметных танка (Т-34) 516-го огнеметного танкового полка, 7-й саперный батальон 2-й штурмовой инженерно-саперной бригады и рота 19-го отдельного минометного батальона. 
 

Фото: © Sovfoto/Universal Images Group/EAST NEWS

Кроме того, наступление полка должны были поддерживать две батареи 203-мм орудий 122-й гаубичной артиллерийской бригады, 157-й гвардейский артиллерийский полк (без одной батареи) и одна батарея 189-й пушечно-артиллерийской бригады. 

В соответствии с решением командира полка были сформированы два штурмовых отряда в составе, указанном в таблице. 

Кроме указанного вооружения, у личного состава штурмовых групп имелось: 

— у каждого стрелка и автоматчика — 2–4 ручные противопехотные и противотанковые гранаты; 

— у каждого сапера — 2–3 заряда ВВ весом от 0,5 до 2 кг; 

— на каждое отделение химиков — по 12–15 шашек М-1; 

— в каждом огнеметном расчете — по одному дополнительному заряду на каждый ранцевый огнемет и по 1–2 зажигательные бутылки. 
 

Фото: © РИА Новости

В каждом штурмовом отряде в свою очередь было создано по три штурмовых группы в составе стрелковой роты, усиленной 1–2 станковыми пулеметами, отделениями автоматчиков, саперов и химиков. Кроме того, каждой штурмовой группе придавалась одна самоходно-артиллерийская установка или огнеметный танк и 1–2 орудия калибра 45–76 мм. 

В каждой штурмовой группе были созданы 2–4 группы захвата в составе 8–10 стрелков и автоматчиков, 1–2 саперов, 1–2 химиков и 1–2 огнеметчиков с ранцевыми огнеметами.

ШТУРМОВОЙ ОТРЯД № 1 (стр. 191)
Командир отряда — командир 3-го батальона



ШТУРМОВОЙ ОТРЯД № 2 (стр. 192) 
Командир отряда — командир 2-го батальона



Формирование штурмовых отрядов и групп было окончено к 12 часам 17 февраля. Офицерами штаба дивизии совместно с командиром полка к этому времени был разработан подробный план боя как на период ликвидации опорных пунктов противника на подступах к форту, так и при проведении штурма. Согласно этому плану штурмовой отряд № 1 по окончании артиллерийской подготовки должен был последовательно захватить укрепленные противником здания, блокировать остатки его гарнизонов, укрывающихся в подвалах этих зданий, и, не задерживаясь для их ликвидации, продолжать движение, выйти к крепостному рву в районе железнодорожного моста, преодолеть его и, овладев южной башней, в последующем захватить крепостные сооружения в юго-западной части форта. 

Штурмовой отряд № 2, действуя во втором эшелоне, должен был уничтожать блокированные первым штурмовым отрядом гарнизоны противника в захваченных зданиях и закрепляться в них. Кроме этого, на штурмовой отряд № 2 возлагалась задача по захвату соседних зданий, огонь из которых мог помешать успешному продвижению вперед подразделений штурмового отряда № 1. Штурмовой отряд № 2, выйдя к крепостному рву, должен был преодолеть его и вести бой за овладение крепостными сооружениями. 

Боевой порядок штурмовых отрядов должен был строиться следующим образом. Впереди должны были двигаться два танка в линию, а за ними две штурмовые группы, имея в центре одно — два 203-мм орудия и взвод противотанковых орудий. На флангах штурмовых групп первого эшелона должны были находиться по одному 76-мм орудию, огнеметчики с ранцевыми огнеметами и 1–2 станковых пулемета. На удалении 100–150 м от танков должны были продвигаться самоходно-артиллерийские установки и третья штурмовая группа. 
 

Находясь в непосредственном соприкосновении с противником и ведя редкий ружейно-пулеметный огонь по занимаемым зданиям, подразделения штурмовых отрядов одновременно усиленно готовились к предстоящему бою. В подразделениях велось непрерывное наблюдение за противником, выявлялись огневые точки и изучались подходы к ним. Как это было установлено из показаний ранее захваченных пленных, в занимаемых противником зданиях в северной части квартала 85 наиболее сильные гарнизоны обороняли опорные пункты, оборудованные противником в двух каменных сараях в северо-западной части квартала и в здании крепостной бани в его северо-восточной части. Каждый из этих опорных пунктов оборонялся гарнизоном в 40–50 человек, имевшим на вооружении от 3 до 5 крупнокалиберных пулеметов. 

В течение светлого времени 17 февраля офицерами штаба дивизии и полка была проверена укомплектованность штурмовых групп, обеспеченность их боеприпасами и сухим пайком. Радиосвязь, как это показали предыдущие бои в городе, не всегда обеспечивала надежное управление боем, поэтому были приняты меры по обеспечению штурмовых отрядов необходимым количеством телефонного кабеля и аппаратов.

Подразделения поддерживающей артиллерии выбрали и оборудовали огневые позиции и определили цели, которые подлежали подавлению в период артиллерийской подготовки. 

Саперные подразделения, приданные штурмовым отрядам, заготовили штурмовые лестницы, фашины и веревки, необходимые для преодоления рва. Для ослепления огневых точек противника в крепостном рву перед его преодолением саперами было подготовлено несколько зарядов ВВ весом 250 кг каждый. Для этой цели были использованы железные бочки из-под горючего емкостью в 200 л, найденные в одном из ранее захваченных зданий. 

В 16 часов 17 февраля командиром полка была проведена рекогносцировка с офицерами штурмовых отрядов и поддерживающих частей. В результате рекогносцировки было уточнено на местности направление действий штурмовых отрядов, а также поставлены задачи поддерживающей артиллерии. Особое внимание при этом было обращено на организацию взаимодействия как внутри штурмовых отрядов, так и с поддерживающими подразделениями. 

С наступлением темноты в ночь на 18 февраля штурмовые отряды заняли исходное положение для атаки в южной части квартала 85, построив свои боевые порядки в два эшелона. Все орудия, приданные обоим штурмовым отрядам, а также самоходно-артиллерийские установки были выставлены для стрельбы прямой наводкой и тщательно замаскированы. Танки находились во втором эшелоне в укрытиях. 

Утром 18 февраля личному составу штурмовых отрядов была разъяснена боевая задача. Сержанты и солдаты до начала артиллерийской подготовки получили возможность изучить подступы к объектам атаки. 
 

Разгром...

В 9 часов началась артиллерийская и авиационная подготовка, которая продолжалась два часа. В результате артиллерийской подготовки, и особенно бомбовых ударов с воздуха, большинство зданий в кварталах, занимаемых противником, было разрушено. При этом, хотя противник и не понес больших потерь в живой силе, так как его гарнизон в период артиллерийской и авиационной подготовки укрывался в подвалах зданий, огонь его огневых точек был в значительной степени парализован. 

В 11 час. 10 мин., т. е. через 10 минут после окончания артиллерийской подготовки и получения сигнала командира полка, штурмовой отряд № 1 перешел в наступление в направлении двух каменных сараев. 

Вследствие того что офицерский состав штурмового отряда № 1 вначале действовал нерешительно и атака запоздала, противник сумел привести себя в порядок и при подходе наступавших в первом эшелоне штурмовых групп (7-й и 8-й стрелковых рот) к этим опорным пунктам открыл по ним сильный ружейно-пулеметный огонь. 

Особенно мешал дальнейшему продвижению вперед фланговый огонь станковых пулеметов из здания крепостной бани, расположенной в северо-восточной части квартала. Понеся потери, штурмовые группы вынуждены были залечь перед объектами атаки и завязать огневой бой. 

Командир полка, видя, что штурмовой отряд № 1 успеха не имеет, принял решение ввести в бой штурмовой отряд № 2, поставив перед ним задачу овладеть зданием бани в северо-восточной части квартала 85. 
 

По сигналу «Вперед», переданному по телефону в 13 часов, штурмовой отряд № 2, обойдя боевые порядки штурмового отряда № 1 справа, после 5-минутного огневого налета перешел в наступление, и его штурмовым группам удалось ворваться в здание бани и завязать бой внутри него. В результате успешных действий штурмового отряда № 2 часть огневых точек противника была быстро подавлена и его фланговый огонь в направлении каменных сараев значительно ослаб. 

Правильно оценив создавшуюся обстановку, командир штурмового отряда № 1 в 13 час. 20 мин. приказал штурмовым группам снова перейти в наступление и атаковать опорные пункты противника в двух каменных сараях. 

К концу дня штурмовой отряд № 1 овладел этими зданиями, вышел на ул. Наподгурнику и закрепился в северозападной части квартала 85. Действовавший справа штурмовой отряд № 2 к этому времени овладел верхними этажами крепостной бани, блокировав в подвале этого здания остатки гарнизона противника.
 

С рассветом 19 февраля штурмовые отряды снова перешли в наступление. Противник оказал ожесточенное сопротивление, поэтому продвижение отрядов было медленным. Сломив сопротивление врага, отряды только к исходу дня сумели полностью овладеть зданиями в квартале 86, причем подразделения штурмового отряда № 1 вышли к железнодорожному мосту северо-западнее квартала 86, а штурмовой отряд № 2 завязал бой за овладение товарным двором севернее этого квартала. 

Таким образом, в результате двухдневных боев штурмовые отряды полка, овладев опорными пунктами противника в городских кварталах, вплотную подошли к железнодорожной линии, проходившей вдоль посадки перед крепостным рвом. 
 

Боевые действия штурмовых отрядов по овладению опорными пунктами противника в городских кварталах в течение 18 и 19 февраля характеризовались четким взаимодействием и протекали следующим образом. 
 

Штурмовые группы, имея в своих боевых порядках танки или самоходно-артиллерийские установки, а также орудия сопровождения, последовательно атаковали здания, занимаемые противником. 
 

Самоходно-артиллерийские установки, продвигаясь вдоль улиц, почти вплотную подходили к атакуемым зданиям и выстрелами в упор проделывали в зданиях бреши, в которые врывались группы захвата. Двигавшиеся впереди штурмовых групп огнеметные танки вели огонь по верхним этажам атакуемых зданий, уничтожая засевших в них снайперов и огнеметчиков и зажигая здания. Орудия сопровождения огнем прямой наводкой уничтожали огневые точки врага, причем для целеуказания огневых точек, подлежащих подавлению в первую очередь, командирами отрядов и штурмовых групп широко использовались красные ракеты, направляемые в сторону цели. 

Саперы по указанию командиров штурмовых групп под прикрытием огня стрелков и пулеметчиков подбирались к атакуемым зданиям со стороны дворов и переулков, закладывали под стены здания заряды ВВ и, производя взрывы, проделывали в стенах бреши. Подрыв саперами стен зачастую подготавливался для противника незаметно и производился в неожиданных для него местах, что позволяло штурмовым подгруппам почти без потерь врываться внутрь зданий и вести бой с растерявшимся противником. В необходимых случаях саперы выполняли также задачу по расчистке проходов для орудий сопровождения. 

Штурмовые подгруппы стрелков и автоматчиков, проникая внутрь атакуемых зданий, в первую очередь стремились захватить верхние этажи, чтобы обеспечить обстрел подходов из глубины обороны противника и не дать ему возможности подбрасывать резервы. 

Личный состав действовал смело и решительно. Так, например, 19 февраля штурмовая группа 5-й стрелковой роты успешно атаковала одно из зданий в квартале 86, в котором находился штаб отряда противника, оборонявшегося в этом районе, и блокировала большую группу солдат и офицеров в полуподвальных помещениях этого здания. 
 

Противник, оказывая упорное сопротивление, вел сильный огонь из станковых пулеметов, установленных в окнах полуподвала, обстреливал подступы к соседним зданиям и тем самым не давал возможности продвигаться другим подразделениям отряда. 
 

Задача по ликвидации противника, блокированного в полуподвале, была возложена на штурмовую подгруппу под командованием гвардии лейтенанта Суворова. По его указанию саперы подложили под дверь у входа в полуподвал заряд ВВ весом в 2 кг и подорвали его. В полуподвал немедленно ворвались бойцы штурмовой подгруппы, забрасывая врага гранатами и поражая его огнем из автоматов и винтовок. Личный состав штурмовой подгруппы под командованием лейтенанта Суворова в течение двух часов полностью очистил помещение от противника. В результате этого боя более двадцати солдат и офицеров противника было убито и свыше 40 человек сдалось в плен. 
 

Утром 20 февраля после 10-минутного артиллерийского налета оба штурмовых отряда возобновили наступление. Подразделения штурмового отряда № 2 продолжали атаковать опорные пункты противника в районе товарного двора. 


Действовавшие слева подразделения штурмового отряда № 1, обойдя товарный двор с запада, стремительной атакой овладели траншеями противника в районе железнодорожного моста и к 10 часам вышли к крепостному рву. Преодолеть ров с ходу не удалось, и они начали подготовку к его преодолению. 

Следовавшие в боевых порядках штурмового отряда № 1 самоходно-артиллерийские установки и 203-мм орудия, подойдя ко рву, открыли огонь прямой наводкой по наземным сооружениям форта. В результате удачных попаданий к 11 час. 30 мин. были проделаны две бреши — одна в стене южной башни центральных ворот и вторая в крепостной стене юго-западной части форта. 

К 12 часам саперы подтащили ко рву заряды ВВ в железных бочках и под прикрытием огня орудий прямой наводки, танков и станковых пулеметов установили их против брешей. К этому времени по приказанию командира дивизии отдельная химическая рота дивизии была сосредоточена на левом фланге боевых порядков штурмового отряда № 1 и приготовилась к постановке дымовой завесы. 

По сигналу командира штурмового отряда (серия красных ракет) саперы подожгли зажигательные трубки, а затем одновременно сбросили все заряды в ров. Произведенными взрывами большинство огневых точек противника было ослеплено, и его огневое сопротивление значительно ослабло как в районах брешей, так и на флангах. 

Сразу же после взрывов химиками была поставлена дымовая завеса продолжительностью в 30 минут. 

Воспользовавшись ослаблением огня противника, саперы под прикрытием дымовой завесы опустили против брешей штурмовые лестницы и канаты и, переправившись через ров, закрепили их. При помощи лестниц и канатов стрелковые подразделения штурмового отряда № 1 начали переправу через ров и, проникнув через бреши внутрь крепостных построек, завязали бой за овладение верхними этажами зданий форта западнее центрального входа и в районе южной башни. 



Наступление штурмового отряда № 2 также развивалось успешно. Его подразделения к 14 часам очистили от противника товарный двор и вышли к крепостному рву. После 15-минутного огневого налета подразделения отряда под прикрытием дымовой завесы преодолели ров и против бреши в крепостной стене и юго-западной части форта проникли в западное крыло центрального здания и начали очищать форт от противника в направлении западной башни. К этому времени штурмовые отряды соседа справа — 226-го гвардейского стрелкового полка — преодолели крепостной ров восточнее южной башни и вели бой за овладение юго-восточной частью форта. 
 

Боевые действия штурмовых отрядов в период овладения укреплениями главного форта крепости протекали следующим образом. 

Входившие в состав подгрупп захвата огнеметчики через бойницы и другие отверстия поражали противника огнем и выжигали его из помещений. 

Саперы по указанию командиров штурмовых подгрупп, используя небольшие заряды ВВ весом от 0,5 до 2 кг, подрывали стены и двери казематов. В образовавшиеся от взрывов проломы внутрь помещений и подвалов врывались стрелки и автоматчики, уничтожая живую силу противника гранатами и ружейно-пулеметным огнем. 
 

Артиллерия, танки и самоходно-артиллерийские установки, входившие в состав штурмовых отрядов, поддерживали подразделения огнем с крепостного вала, так как мост через крепостной ров был построен только в ночь с 20 на 21 февраля. Управление огнем танков, самоходно-артиллерийских установок и артиллерии при штурме крепости было сосредоточено в руках командира полка. По его указанию огонь открывался по амбразурам противника в крепостной стене и крепостным сооружениям с целью поддержки действий штурмовых отрядов. 

В целом боевые действия штурмовых отрядов 20 февраля протекали успешно. К исходу дня штурмовые отряды 236-го гвардейского стрелкового полка овладели верхними этажами здания форта в юго-западной части, южной башней и западным крылом центрального здания. К этому времени штурмовые отряды 226-го гвардейского стрелкового полка полностью овладели юго-восточным зданием форта. Дальнейшие попытки штурмовых отрядов 236-го гвардейского стрелкового полка проникнуть в северную часть центрального здания успеха не имели. 
 

К 7 часам 21 февраля по мосту, построенному через ров у пролома крепостной стены, удалось переправить 15 орудий (45– и 76-мм ), которые, развернувшись у бреши в крепостной стене, получили возможность вести огонь по северной части здания. 

Однако поддержка стрелковых подразделений огнем орудий калибра 45–76 мм при бое за овладение долговременными сооружениями форта существенного влияния на исход этого боя не оказала. 
 

Фото: © РИА Новости

В течение 21 февраля штурмовые отряды, успешно очистив подвалы захваченных зданий, продвинуться вперед не смогли. Противник, располагая большим количеством крупнокалиберных пулеметов и несколькими орудиями, установленными главным образом в окнах полуподвальных помещений и в первых этажах зданий, оказывал сильное огневое сопротивление. Причиной безуспешных действий штурмовых отрядов являлось и то обстоятельство, что в предыдущих боях отряды понесли потери и стали малочисленными. 

22 февраля командующий армией поставил перед дивизией задачу в ночь на 23 февраля штурмом полностью овладеть фортом. Выполнить эту задачу командир дивизии решил штурмовыми отрядами обоих стрелковых полков, захват северной части центрального здания поручался штурмовым отрядам 236-го гвардейского стрелкового полка. Штурм намечался на 22 часа после 15-минутной артиллерийской подготовки. 

Получив задачу, командир полка решил атаковать северную часть центрального здания обоими штурмовыми отрядами. Подразделения штурмового отряда № 1, закрепившиеся в юго-западном здании форта, должны были решительным броском преодолеть двор форта и атаковать противника в направлении главного входа центрального здания. Штурмовой отряд № 2, закрепившийся в западном крыле центрального здания, должен был овладеть западной башней. В дальнейшем оба отряда должны были захватить помещения, занимаемые противником в северной части здания. 
 

В течение светлого времени 22 февраля в полку производилась подготовка к предстоящему штурму. По приказанию командира полка для всех переброшенных через ров орудий в захваченных зданиях подготовлялись огневые позиции для стрельбы прямой наводкой. Для этой цели на первых этажах в стенах, выходящих внутрь форта, были проделаны необходимые проходы и отверстия. В связи с тем что при преодолении рва огнеметные подразделения с фугасными огнеметами не были переброшены, по указанию командира полка они также были подтянуты в боевые порядки отрядов. 

Штурмовые отряды были пополнены личным составом за счет тыловых подразделений полка, и, кроме того, в них влилось до 200 польских патриотов, изъявивших желание совместно с частями Советской Армии бороться за освобождение своего родного города. 
 

Каждая штурмовая группа получила определенную задачу, в которой указывалось, через какое окно, подъезд или пробоину в стене она должна была атаковать, а также было указано направление действия группы. С личным составом были изучены сигналы начала атаки, вызова и прекращения артиллерийского огня. Были пополнены боеприпасы. Особое внимание было уделено обеспечению каждого солдата и офицера ручными гранатами. 

Вся подготовительная работа в штурмовых отрядах проводилась внутри захваченных зданий, поэтому противником не была замечена. Некоторое ослабление боевых действий в течение дня со стороны штурмовых отрядов было отнесено им за счет спада наступательного порыва наших подразделений, а поэтому противник не предполагал, что штурм начнется с наступлением темноты. 
 

В 22 часа 22 февраля по сигналу (зеленая ракета) начался артиллерийский налет. В то время как артиллерия штурмовых отрядов прямой наводкой вела огонь по окнам и амбразурам центрального здания, поддерживающая артиллерия вела огонь с закрытых позиций, расположенных за крепостным рвом, по крепостным сооружениям севернее форта. 
 

В 22 часа 15 мин., сразу же после прекращения артиллерийского налета, по сигналу (красная ракета) штурмовые группы обоих отрядов перешли в атаку. Подразделениям штурмового отряда № 2 удалось сразу же ворваться не только в западную башню, но и в прилегающую к ней часть центрального здания и завязать бой за их овладение. Менее удачными оказались в первый период боя действия штурмовых групп отряда № 1, которым необходимо было преодолеть открытое пространство в 150–170 м во дворе. 

Пока штурмовые отряды пробежали около половины расстояния, противник успел после артиллерийской подготовки несколько привести себя в порядок и открыть огонь по наступающим подразделениям. Неся потери, штурмовые группы 7-й и 8-й стрелковых рот, не достигнув центрального входа, были вынуждены залечь и вести огневой бой. Только штурмовой группе 9-й стрелковой роты во главе с гвардии лейтенантом Чусовских, наступавшей на левом фланге отряда, удалось ворваться в здание. 
 

Правильно оценив создавшуюся обстановку, командир штурмового отряда № 1 приказал открыть огонь из орудий прямой наводки. Под прикрытием их огня огнеметчики должны были установить две группы фугасных огнеметов (по 10 штук каждая) среди плаца, в 50–60 м от объекта атаки. 

В 22 часа 45 мин. командир огнеметного взвода доложил о готовности к огнеметанию. Командиром отряда был дан сигнал для огнеметания, и обе группы фугасных огнеметов были одновременно подорваны. 

Огонь огнеметов подействовал на противника ошеломляюще. В результате подрыва фугасных огнеметов система огня противника была расстроена, а значительная часть его огневых средств уничтожена. В некоторых частях здания начались пожары. Штурмовые группы отряда возобновили штурм и почти без потерь ворвались в здание. 
 

В результате двухчасового боя штурмовых групп внутри здания сопротивление противника было сломлено, и он начал группами сдаваться в плен. 

 

Ускорению окончательного захвата центрального здания способствовало следующее обстоятельство. К 3 часам 23 февраля подразделениями 2-й штурмовой инженерно-саперной бригады были подведены под штурмовой мост через крепостной ров клеточные опоры, а на участке наступления 226-го гвардейского стрелкового полка к этому времени была закончена работа по устройству аппарели. Это позволило командиру дивизии перебросить внутрь форта самоходно-артиллерийские установки и танки. Огонь из самоходно-артиллерийских установок и танков оказал сильное воздействие на противника. Вскоре гарнизон крепости прекратил сопротивление. 

К 4 часам 23 февраля 1945 г. штурмовые отряды полностью овладели фортом. Командиру одной из штурмовых групп отряда № 2 гвардии майору Литвинову сдался в плен начальник южного сектора обороны города генерал-майор Маттерн вместе со своим штабом

За период боевых действий штурмовыми отрядами 236-го гвардейского стрелкового полка было взято в плен 6500 солдат и офицеров противника и захвачены большие трофеи: 2613 винтовок и автоматов, 1000 пулеметов, 8 орудий и 3 склада с боеприпасами и продовольствием. 


Действия штурмовых отрядов 236-го гвардейского стрелкового полка при штурме главного форта крепости «Цитадела» в г. Познань отличались организованностью и умелым использованием в штурмовых отрядах всех видов оружия и средств, приданных им на период боя (артиллерии, танков, огнеметно-зажигательных и дымовых средств). 

Высокий наступательный порыв всего личного состава обеспечил своевременное выполнение поставленной задачи, особенно при штурме ночью центрального здания форта. Принятая на основании предыдущего боевого опыта организация штурмовых отрядов и их боевых порядков, примененная при штурме городских кварталов и форта, оказалась правильной, соответствовала сложившейся обстановке и возложенной на отряды задаче. 

Однако опоздание с переходом в атаку после артиллерийской подготовки штурмового отряда № 1 позволило противнику привести себя в порядок и оказать организованное сопротивление. Вследствие этого бои по захвату опорных пунктов противника в северной части квартала 85 приняли затяжной характер и потребовали ускорения ввода в бой штурмового отряда № 2.

Фото: © РИА Новости/Ефим Копыт

К 4 часам утра немцы перестали думать о чём-то, кроме спасения жизней, и начали толпами сдаваться. Командир одной из штурмовых групп майор Литвинов взял в плен начальника этого сектора обороны генерала Маттерна со штабом. Комендант Познани, фанатичный генерал Гонелл, покончил с собой. 

За взятие крепости заплатили жизнью 4887 солдат и офицеров РККА. Этой ценой был полностью уничтожен гарнизон, 17 тысяч (по другим данным даже 23 тысячи) человек из его состава попали в плен, от 15 до 40 тысяч были убиты.

Жители города Познани встречают советские войска. Фото: © РИА Новости

Теперь, на пути у советских солдат лежала Германия, там за огненным горизонтом предстояла величайшая битва столетия в огромном мегаполисе - в самом логове фашистского зверя и конечно же великая Победа, но это уже совсем другая история...

Источники:

https://topwar.ru/47928-shturmovye-gruppy-v-bitve-za-poznan.html

https://life.ru/t/армия/913265/ad_na_ulitsakh_shturm_poznani_krasnoi_armiiei

http://ruhm80.livejournal.com/60229.html

Категория: ИСТОРИЯ | Просмотров: 54 | Добавил: Pride
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ВВЕРХ